Старинная душа машины

вкл. .

Статья, посвященная моему музею в газете “АиФ” №3 от 19-25 января 2011 г.

Железо может не только уставать, но и помнить тепло рук, которые с ним работали.

Нижегородец Вячеслав Хуртин собрал уникальную коллекцию старинных станков и инструментов, в которой есть экспонаты даже XVIII века. За 15 лет у Вячеслава Викторовича накопилось более 1000 уникальных предметов, праотцов современных инструментов.


Любовь к железу – по наследству

Любовь к механике и технике у нашего героя с детства. Ее привил отец, который проработал 47 лет на заводе расточником и был кавалером двух орденов: ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени.

- Он был прекрасным токарем, фрезеровщиком, гравером, – рассказывает Вячеслав Викторович. – Вот эта его любовь к железу передалась мне. Постоянно мы с отцом ездили на блошиный рынок, который располагался на Белинке. Каждую субботу, независимо от погоду и самочувствия, мы отправлялись с отцом на поиски интересных инструментов. Продавцы уже знали, что нам нужно. Конечно, отец не собирал коллекцию, он покупал инструмент для жизни, для работы. Вместе мы построили каменный гараж, где теперь продолжаю работать я. Это живой организм. Здесь есть абсолютно все: токарный, шлифовальные, сверлильные, фрезерные станки, сварочное оборудование и многое другое. Отец собственноручно восстанавливал станки: долго, скурпулезно, качественно.

В юности отец отдал Вячеславу в пользование металлический гараж у дома. И вот с 3-го класса он с ребятами там пропадал – выдумывали, мастерили.

- Я привык быть по локти в мазуте, – улыбается наш герой.

По мере того, как собиралась коллекция, в ней стали появляться предметы, которые напрямую не относятся к метало- или деревообработке и станкам. К примеру, есть старинная зубосверлильная машина 1850 года в рабочем состоянии, огромный латунный шприц в бархатной коробке, старинные артиллерийские квадранты.

- Надо сказать, из нашей компании все выросли деловыми людьми, никто не спился. Наверное, именно детское увлечение и повлияло на выбор моей специальности – я закончил вуз и стал инженером-механиком. И моя сегодняшняя работа связана с железом (Вячеслав – генеральный директор фирмы-производителя теплового оборудования.)
Отца не стало год назад. Для Вячеслава Викторовича, привязанного к папе, это стало огромным ударом.

Тысяча уникальностей

За 15 лет у Вячеслава в оборудованном трехъярусном, уходящем вглубь земли гараже собралось множество экспонатов. Станки ручные, ножные, похожие на швейные машинки Зингера, уровни, микрометры, разводные ключи, штангенциркули. Слесарный инструмент…

Вот старинный волнообразный гаечный ключ, удобный для руки. Рубанок с изменяющимся изгибом рабочей поверхности для любой работы. 200-летний деревянный шпунтубель для ручной выборки пазов-шпунтов. Дрели образца XVIII-начала XIX веков, коловороты, создающие отверстия благодаря пружинкам, веревочкам и другим простым приспособлениям.
Есть уникальный безмен, который способен взвесить груз от 16 до 150 кг. Какая же сноровка была у кузнеца, чтобы так точно отковать пружину!

- В России несколько веков было слабо развито промышленное производство, хотя по добыче металла в конце XVIII – начале XIX века наша страна лидировала в мире наравне со Швецией, – говорит Вячеслав Викторович. – Англичане заменили ручной труд машинами и сотворили техническую революцию. А в России еще долго работали руками. Результат – основными производителями станков стали три кита – Германия, Англия, США. Да и сейчас мало что изменилось…

В коллекции есть инструменты Третьего рейха со свастикой: штангенциркули, микрометры, набор для ремонта бронетанковой техники и т. д.
Сохранился в коллекции русский разводной ключ XVIII – начала XIX века, приобретенный в Измайлове на антикварном рынке. Приехал он в Москву из Архангельской области.

Неотъемлемую часть коллекции Вячеслава Хуртина занимают старинные каталоги инструментов и станков. Коллекция каталогов Хуртина скорее всего самая полная в России: 50 книг, в том числе русскоязычных. В них есть вся информация с подробным описанием, рисунками. По этим каталогам в старину российские производители заказывали себе станки и различный инструмент для работы. И сейчас без них сложно определить, какого года найденный предмет и каково его назначение.

Есть и исторический каталог 1934 года, присланный челябинскому инженеру Алексею Евгеньевичу Гусеву из Германии. Подарок нашли вместе с приветственным письмом из Германии. Этого хватило, чтобы лишить человека жизни за связь с фашистской разведкой.

Мечта о паровой машине


Разумеется, на такую коллекцию ушло много сил и средств. Каждый станок приведен в рабочее состояние, отремонтирован. Недостающие части скурпулезно восстанавливаются по каталогам. За этими машинами можно почувствовать себя к примеру токарных дел мастером XIX века.

- Разумеется, у предметов есть память. Они помнят своих прежних хозяев, хранят тепло рук, которые на них работали. Конечно, трудно говорить, что у станка есть душа, но все-таки он радуется, что его восстанавливают и что он еще кому-то нужен. Главный недостаток старого инструмента – он не становится ценнее с годами. Поэтому большинство инструментов уничтожено, – рассказывает коллекционер.

Экспонаты в коллекцию Вячеслава попадают разными путями. Что-то приносят знакомые. Наш герой – постоянный клиент антикварных магазинов, блошиных рынков как у нас, так и за рубежом. Везде, где Вячеслав бывает на отдыхе или по работе, он не забывает о своем увлечении.

В основном сохранились небольшие станки, которые могли стоять у кого-то в сарае или мастерской. Мечта нашего героя – приобрести паровую машину. Но она очень большая, нужно найти место, куда бы ее поставить. Возможно, за границей ее можно будет купить. В России таких машин уже нет.

- А главная моя задумка – чтобы моя коллекция стала доступна широкому кругу людей, – говорит Вячеслав Хуртин. – Чтобы был создан музей инструмента, куда могли бы приходить мальчишки, интересующиеся механикой. Если это как-то изменит их увлечения или мысли в их голове, значит, я добился результата. Это же не золото или драгоценности, не коллекционирование предметов искусства. Я хочу, чтобы моя коллекция была доступна для тех, кому это небезразлично. Ведь такое оборудование нельзя посмотреть нигде. Максимум, что в нашей стране можно найти, – станки 50 – 60-х годов прошлого века, советский инструмент.
По словам Вячеслава, за границей есть технические музеи – в Мюнхене, в берлине. Их крупные экспозиции очень востребованы и посещаемы.

А в России был один музей инструментов в Санкт-Петербурге, созданный при торгово-производственном предприятии «Проммашинструмент».

- Я был знаком с его создателями. Музей был зарегистрирован как некоммерческое учреждение культуры. Сейчас сайт музея закрыт. Неизвестно, работает ли он. Хорошо, что были такие энтузиасты!…

Младший сын Вячеслава, восьмилетний Алеша, очень любит пропадать в гараже – уже сейчас пытается изобрести летающую машину из подручных материалов, вынашивает идею соединения триммера с велосипедом, чтобы кататься и косить траву одновременно. Поэтому Вячеслав надеется, что это увлечение перейдет и к нему. А пока наш герой готовит первую выставку своей коллекции, которая откроется в выставочном центре на пл. Минина, 2/2, 28 января и будет продолжаться в течение месяца.


Автор статьи Наталья Халезова